Татьяна Бикмухаметова. Сыктывкар.


Балет. С этим словом у нас обычно ассоциируется легкость, изысканность и грация. Однако за тем, что видят зрители из зала, скрывается колоссальная работа. О балетном закулисье, травмах и боли, через которую проходят все начинающие танцовщицы, работе на одной сцене со звездами рассказала ведущая солистка Театра оперы и балета Республики Коми Татьяна Бикмухаметова в рубрике #Беседка.

NIK_7812

Расскажите, как вы пришли в балет?

– С раннего детства душа вела меня танцевать, и, когда исполнилось пять лет, мама отвела меня на кастинг-отбор в хореографическую школу. Когда подошла очередь, комиссия попросила меня станцевать польку, показали движения, я постаралась повторить то, что запомнила, и станцевала. Из всех девочек в этот день взяли только меня одну. Когда начала заниматься хореографией, то даже не доставала до станка, но всегда танцевала с большим энтузиазмом. Позже поступила в 5 класс Гимназии искусств при Главе РК. Гимназия – отдельный этап моей жизни, порой там было очень непросто. Все азы нам давали с самого начала, то есть мы повторно проходили то, чему учились в хореографической школе. Но нагрузки были очень большие: я уходила из дома к 8 утра и возвращалась после 7 вечера. Тогда педагоги могли позволить себе шлепнуть нас по ноге или руке, ущипнуть, если мы что-то неправильно делали, громко прикрикнуть. Сегодня мне в какой-то степени жаль, что это сейчас запретили, потому что некоторые вещи в балете понимаются только через боль, что называется – через палку.

NIK_7875.jpg

Не хотелось ли все бросить и больше не заниматься балетом?

– Конечно, возникали разные мысли: «надо все бросить» и «я не хочу», но у меня был строгий папа, который воспитывал во мне настойчивость и целеустремленность, он говорил: «нет, ты пойдешь и добьешься». Родители меня всегда поддерживали. В 5 классе гимназии нас было 18 человек, до выпуска дошли только трое. Кто-то уходил сам, кого-то отчисляли, в том числе за лишний вес. К слову, мальчиков на нашем курсе не было вообще. Но там же, в гимназии, у нас началась сценическая практика. Впервые я вышла на сцену Театра оперы и балета Республики Коми в 6 классе. Это был балет «Дон Кихот», мы, гимназисты, танцевали воинов. Уже после этого первого опыта я почувствовала, что хочу посвятить себя миру искусства. Балет – это удивительный мир, прекрасное занятие, формирующее гармоничную личность. После окончания гимназии поступила в Колледж искусств, где продолжила занятия хореографическим искусством. Моим педагогом все восемь лет (годы учебы в гимназии и в колледже) была Ольга Петровна Федотова. Она дала мне такую балетную школу, что меня готовы были взять в балетные труппы нескольких театров России.  По окончании колледжа меня и еще одну балерину отобрали в балет Григоровича в Краснодаре, где я проработала два года.

NIK_7885.jpg

Что больше всего запомнилось при работе под руководством мэтра?
– С подругой мы неожиданно для себя прошли отбор – до нас в балет Григоровича достаточно давно никого не принимали. Все балеты в краснодарском театре шли в постановке Юрия Николаевича, поэтому сам он часто вел репетиции, учил, как надо работать, всегда добивался, чего хотел. Безумно интересно работать с таким мэтром. Юрий Григорович, без преувеличения, выдающийся балетмейстер, служить искусству рядом с таким мастером своего дела и человеком артисты готовы сколько угодно. Он требователен, строг, но объясняет и показывает так, что все становится понятно. У нас были срочные вводы в его балет «Легенда о любви», практически не было времени на разучивание партий, но под чутким руководством Юрия Николаевича мы справились, а первая похвала от самого Григоровича запомнилась мне на всю жизнь.

NIK_7951

Григорович часто приглашал в спектакли звезд российского балета. С кем из них удалось поработать на одной сцене?

– В штате театра в то время работала Анастасия Волочкова. В Краснодаре она, естественно, не жила, но на спектакли приезжала. Мы танцевали с ней в «Баядерке». Это очень обаятельная балерина с впечатляющей растяжкой. И с нами она общалась очень хорошо и просто – была наравне. Еще в театр приезжал Николай Цискаридзе – вот к нему было просто так не подойти, это звезда. 

И почему же вы вернулись на родину?

– После двух лет работы в Краснодаре меня потянуло домой, к родным.  Захотелось танцевать на родной сцене, на которой я делала свои первые шаги. Здесь же я встретила своего будущего мужа Рината Бикмухаметова (прим. авт. – ведущий солист балета театра), который сегодня еще и мой партнер по сцене, который всегда мне помогает в работе. Поначалу я не хотела с ним танцевать, а он – наоборот, всегда подходил к балетмейстерам и просил ставить нас в пару. Постепенно я привыкла и теперь понимаю, что с ним на сцене мне не страшно, я всегда чувствую его поддержку и опору. Мы много работаем вместе, остаемся после репетиций и пробуем что-то новое, свое, экспериментируем. Так вышло, что в гимназии и колледже у меня не было практики в поддержках – с нами не учились мальчики, и, соответственно, практических занятий по дуэтному танцу у нас не было.

NIK_7989.jpg

Кстати, да, что чувствует балерина там, наверху, в поддержке?
– Первое время – страх. Мне очень повезло, что Ринат всегда рядом. А сейчас он еще и преподает дуэтный танец, поэтому знает о нем все не только с практической, но и с методической точки зрения. Ведь важно, чтобы не только на партнера ложилась нагрузка во время поддержек, но и чтобы балерина ему помогала: существует целая система, которую нужно понять и прочувствовать. А потом страх проходит, и поддержки начинают приносить удовлетворение и радость от того, что все получилось.

У вас был не самый простой творческий путь — вы довольно долго восстанавливались после травмы, потом были в декрете. Тяжело ли жить без театра?

– Травмы у артистов балета – явление нередкое. Сейчас, наученная опытом, я даже застраховала собственное здоровье, потому что без работы мне пришлось просидеть почти полтора года. Это тяжело, когда тебе хочется заниматься, ты приходишь в театр, сидишь в зрительном зале во время спектакля, а танцевать не можешь. Травмы происходят из-за больших нагрузок, из-за совершаемых артистом ошибок. Организм ведь не вечен. Даже балетная обувь по своей конструкции особенная. Когда мы встаем на пальцы, кости переходят в неестественное положение. В детстве, когда я только привыкала к пуантам, у меня натирались мозоли. И тогда мама прикладывала к стертым местам пленочку от луковой шелухи. На живое – это очень больно, но ничего не поделаешь, приходится заниматься через кровь и боль. Фотографии ног балерин, которые можно встретить в интернете, – это реальная ситуация для всех, кто занимается в пуантах. У нас тяжелая, но интересная профессия. Балет – прекрасное неземное искусство, праздник, который дарят публике артисты. И мне тоже хочется больше танцевать, служить сцене и зрителям.

NIK_8073.jpg

Расскажите о вашем любимом балете?

– Одним из знаковых стал для меня балет «Яг-Морт». Возможно, потому что в нем я перетанцевала все женские партии – от подружек Райды, нечистей, еще в колледже, до Мады и главной героини – Райды. Этот национальный балет не похож на классические спектакли: необычные поддержки, интересная авторская хореография Бориса Мягкова. Балет «Яг-Морт» очень любит наш сыктывкарский зритель. Неслучайно творческая группа артистов – исполнителей главных партий – была отмечена премией Правительства Республики Коми.

Вообще, весь прошлый сезон был для меня ответственным, непростым и важным: я станцевала 7 сольных партий в разных спектаклях. Самой сложной для меня стала партия Китри в балете Минкуса «Дон Кихот».  Я не сразу решилась на столь ответственную партию, но главный балетмейстер театра Наталья Терентьева меня поддержала, мы много с ней работали над образом, не сразу все получалось, но Наталья Алексеевна поверила в меня и сумела вселить эту уверенность в меня, за что ей большое спасибо. Итогом нашей совместной работы стал премьерный спектакль, зрительские овации и награда на республиканском театральном конкурсе им. С. Ермолина в номинации «Лучший спектакль».

NIK_8080.jpg

Как вы работаете над партией?

 – Много смотрю видеозаписей самых разных вариантов спектакля. В балетном классе мы вместе с балетмейстером разучиваем партию, она подсказывает, как правильно распределить силы, нельзя всю партию танцевать в напряжении. И лишь только после того, как партия готова, идем на сценические репетиции.  

NIK_8312.jpg

А что в балете значит «распределить силы»? Вы все равно находитесь на сцене в невероятном напряжении?

– В любом па-де-де, адажио есть кульминационные, ключевые моменты, требующие от балерины большой отдачи. Они сменяются фрагментами, во время которых балерина получает несколько секунд, чтобы перевести дыхание.  Есть очень сложные для балерины спектакли, например, «Лебединое озеро». Я танцую партию Черного лебедя, это адажио, в котором буквально негде вздохнуть. Если артистка исполняет Одетту и Одиллию в «Лебедином озере», то значит она в балетной форме. После этого спектакля все остальные партии кажутся менее сложными.

NIK_8133.jpg

А расскажите поподробней, что значит быть в балетной форме?
– Это значит, что балерина может выполнить любые технически сложные элементы – нога у нее поднимается на нужную высоту, под определенным градусом, она может исполнить 32 фуэте. И сделать это качественно. А над техникой надо работать каждый день, чтобы добиться результата, постоянно тренироваться, много трудиться в балетном классе.

NIK_8208.jpg

Балет это вся ваша жизнь: и на работе, и дома. Вам удается переключаться?
– Дома тоже приходится постоянно что-то учить, повторять, смотреть видеозаписи.  Дом – это моя семья, мой ребенок и муж, поэтому, по возможности, стараюсь переключаться на другое: больше проводить времени с дочкой, люблю вышивать, создавать уют своего дома. Бывает, что танцуем вместе с дочерью, и не только балетные партии. Хочу отдать ее на танцы, но не в балет, а в бальные или современные. У Арины есть данные, музыкальность, хороший слух. Вместе с мужем любим смотреть спектакли других театров, что-то подмечаем, обсуждаем. Смотреть, как танцуют другие, для нас – отдых.

NIK_8172.jpg

Над какими партиями вы работаете сейчас и о чем еще мечтаете?
– Сейчас наша балетная труппа готовит премьеру балета «Баядерка», которую зрители увидят уже в ноябре. В этом спектакле я готовлю две партии – Никии и Гамзатти. Мне они обе нравятся, хотя героини совершенно противоположные.  Это будет еще один восточный балет в репертуаре нашего театра. У нас с успехом идет «Тысяча и одна ночь» К. Хачатуряна. Для тела, привыкшего к классическому балету, это непростые спектакли: здесь другие, «восточные» руки, нужно работать бедрами, совсем не так, как в классическом балете.

NIK_8197.jpg

О чем мечтаю? Давняя моя мечта – станцевать Аврору в «Спящей красавице», сейчас мечтаю о Белом лебеде в «Лебедином озере». Уверена, что все самое интересное у меня еще впереди…

  • Фото: Ярослав Титирез.
  • Текст: Елизавета Мелихова.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s